Новая Башня
Главная
Новые статьи
Форум
Чат
Персональный гороскоп
Гороскоп совместимости
Знакомства
Обзоры
Музыка
Библиотека
Галерея
Жители
Летопись
Поиск
Баннерная сеть
Афиша
Ссылки
Каталог






Rambler's Top100


Философия

Обсудить статью

Существует ли реальность?


Этой статьей я хотел бы выразить свои мысли по поводу нашего восприятия мира и связи этого восприятия с реальностью. Мы разберем мысленный эксперимент, который даст нам основные варианты мироустройста и позволит выяснить, что можно назвать реальностью. Далее мы разберем методы объективизации восприятия и традиционные методы познания мира, а напоследок коснемся магии, в том числе и так называемых “чудес”.

Мысли о реальности


Какая у нас есть информация об окружающем мире? В сущности, только та, которая поступает на наши органы чувств, и затем (возможно, в искаженном виде), достигает нашего мозга и каким-то образом интерпретируется – мозгом ли, или неким неизученным объектом (духом). Этот воспринимающий и интерпретирующий объект можно назвать нашим “Я”, чем-то неотделимым от нас самих – и потому, я думаю, здесь будет достаточно интуитивного определения этого “Я”. В конечном итоге, каждый сам может решить, что является “Им”, а что не является. То, что не является “Я”, определим как “не-Я”. При этом я пока не утверждаю, что в “не-Я” что-то есть.

Помимо информации, которая обрабатывается “Я”, мы ничего не имеем в своем распоряжении. Мы не знаем, идет ли эта информация изнутри нас или извне, имеет ли какой-то прототип для себя и так далее. Поэтому мне придется оперировать только этой информацией, и ничем более.

Определим несколько понятий. Первое - разговор. Если Алиса разговаривает с Бобом, и Боб говорит Алисе что-то, я подразумеваю под этим следующее: Алиса получает информацию, причем полагает, что эта информация исходит от Боба. Сам Боб для Алисы – неопределенный объект, неизвестно, существует ли он вообще, или, может быть, он всего лишь галлюцинация Алисы, но Алиса полагает, что Боб – это существо подобное ей самой, способное воспринимать информацию.

Затем понятия “объективно” и “субъективно”. Договримся считать, что “нечто” объективно для Алисы, если оно находится в Алисином “не-Я”, и субъективно в противном случае. Подчеркну, что сама Алиса ни в коем случае не может сказать, является ли “нечто” объективным для нее или нет, поскольку сама Алиса имеет дело только со своим восприятием, которое субъективно по определению.

Теперь можно начинать мысленный эксперимент (с точки зрения Алисы). Алиса и Боб оказались на необитаемом острове (т.е. Алиса воспринимает информацию и интерпретирует ее так: “Я на необитаемом острове”). Соответственно, Алиса ни с кем не разговаривает (и не может), кроме Боба. И вдруг однажды Алиса увидела на небе комету. Она сказала Бобу: “Я вижу комету”. Боб посмотрел вверх, и сказал: “Я тоже вижу комету” (по крайней мере, так все увидела Алиса). Какие же выводы может сделать Алиса, если сядет и хорошенько подумает?

Алиса сразу же поймет, что если Боб – объективен, то объективна и комета: в самом деле, как мог бы Боб, являясь Алисиным “не-Я”, получить информацию из Алисиного “Я” (телепатию в расчет не берем, здесь все-таки достаточно простая ситуация).

Таким образом, у Алисы возникает вопрос: “А объективен ли Боб?”. Но решить этот вопрос как он есть, Алиса не может, поскольку имеет дело лишь со своим восприятием. И здесь Алиса может лишь предполагать.

Если Алиса предположит, что Боб субъективен, то на этом можно закончить эту статью, ибо как работать в таких условиях, я не представляю. Действительно, Боб – субъективен, все вокруг тоже может оказаться субъективным, то есть лишь Алисиной “галлюцинацией”. Является ли такой подход контруктивным? Мне кажется, нет. Однако опровергнуть этот подход невозможно.

Если же Алиса признает, что Боб объективен, то она может сразу же сделать важный вывод – все совместные наблюдения с Бобом (в том числе и комета) являются объективными также. Однако таковыми могут являтся только совместные наблюдения, потому что если Алиса увидела нечто такое, чего не увидил Боб, это может быть Алисиной “галлюцинацией”, ровно как и нечто, наблюдаемое только Бобом может оказаться “галлюцинацией Боба”.

Естественно, никто не страхует и Боба, и Алису от одновременной одинаковой галлюцинации (ну мало ли что бывает!), поэтому и в этом случае методика определения объективности не полна.

Далее, если Боб объективен, то все те же самые рассуждения можно провести от его лица. Таким образом, комета не входит в “Я” Боба и в “Я” Алисы, то есть образует нечто особенное. Такое “нечто”, который является объективным ко всем возможным наблюдателям, назовем “реальностью”. Как мне кажется, мои определения понятий “объективный”, “субъективный” и “реальность” вполне совпадают с интуитивными.

Дальше Алиса и Боб могут обозвать эту реальность “материальным миром” (не все ли равно, как ее назвать?) и заниматься ее изучением, производя какие-то эксперименты, пытаясь объяснить явления и т.д. Они могут изобрести закон сохранения энергии, могут догадаться, что земля – шарообразная и так далее. Эти законы будут иметь реальную природу (в моем понятии реальности), поскольку будут проверяться практикой (совместными наблюдениями). Однако говорить об “истинности” этих законов достаточно сложно. И понятно, что в этом контектсе невозможно говорить о “материальности” таких законов.

Однако! Алиса и Боб смогут пронаблюдать, что Солнце обычно поднимается на востоке и садится на западе (то есть встает во-он за той пальмой, а садится за вон той горой). И если Боб когда нибудь скажет Алисе, что солнце встает из-за горы, а не из-за пальмы, как обычно, то Алиса, вероятно, выразительно покрутит пальцем у виска. И будет крутить им до тех пор, пока сама это не увидит.

Кроме того, со временем Алиса привыкнет, что все, что воспринимает она, воспринимает и Боб, поэтому в итоге Алиса перестанет каждый раз спрашивать у Боба, видит ли он это, и будет поолагать так: “то что вижу я – реально, пока это не является противоречием с тем, что я уже знаю, или противоречем с восприятием Боба”.

И вот фактически именно таким образом и происходит обучение стандартному восприятию мира. Ребенок, рождаясь, не может еще отличить свои вымыслы (например, “бяка под кроватью”) от того, что называют реальностью. Ребенок здесь выступает в роли Алисы, а его родители, которые подтверждают (или не подтверждают) наблюдения ребенка, выступают в роли Боба, “верификатора”. При это врожденное чувство доверия к родителям помогает проводить “верификацию” без опасений со стороны ребенка о том, что родители, например, врут.

Познание в “большом мире”


При перехое к более глобальной ситуации, однако, дело осложняется. Во-первых, у нас тут не Алиса и Боб, а восемь миллиардов человек, и у каждого из них есть свои (хотя и небольшие) особенности восприятия. Кроме того, некоторые из этих людей могут лгать. Поэтому проблема установления реальности становится значительно сложнее. И установить ее можно на основании статистического большинства. То есть если 99% различают синий и красный цвет, а 1% не различает, но делается вывод, что вот у 1% восприятие происходит как-то ненормально. В принципе, это совершенно естественно, потому как совместная деятельность, совместное проживание людей на планете требует некой общности восприятия. Опять же, это лишь предложение, которое можно принять или не принять, однако, как и в первом случае его удобно принять для того, чтобы обеспечить нормальную деятельность человеческого общества.

Но не сгонять же каждый раз при обнаружении нового эффекта всех людей скопом к нему и потом проводить опрос: “а что вы там увидели?”. Для того, чтобы решить эту проблему, используют измерительные приборы и эффект построения эталона.

Философия измерительных приборов может быть продемонстрирована следующим образом. На форуме был такой пример (спасибо LuckyFlea) – некое племя какого-то народа с детства обучалось так, что все цвета от розового до бордового обозначались одинаково, и между этими цветами не делалось различий. И когда человека из этог племени спросили, различаются ли два цвета (продемонстрировав ему, как я понял, нечто алое и нечто бордовое) он справедливо ответил, что нет, не отличаются.

Проблема здесь глубже, чем может показаться на первый взгляд, потому что она демонстрирует именно различие восприятий. Большинство людей скажут, что эти цвета неодинаковы, однако этот человек воспринимал их как одинаковые. И возникает вопрос – а является ли это различие цветов реальным?

Ответить можно следующим образом. Изучая свет как таковой, люди заметили, что он имеет электромагнитную природу. Можно очень долго говорить как именно это было замечено, сначала было наблюдение эффекта электризации, потом наблюдения за молнией, потом опыты Ампера по связи электрического тока и магнетизма – и вот так, постепенно, выяснилось, что свет – электромагнитная волна. Вернее будет сказать так: свет восприниматся нами и ведет себя (в нашем восприятии) так, что он в наших глазах неотличим от волны. Потом люди научились измерять длину волны, частоту волны и пришли к выводу, что свет с некой частотой обычно воспринимается как красный, а вот с другими частотами – как зеленый. На основании этого можно сделать прибор, который будет указывать нам, отличаются длины волн (и, соответственно, цвета) или нет. И проблема аборигена будет разрешена – за счет перевода восприятия из цветового в некое общевизуальное – цифровое.

Можно ли говорить об истинности такого измерения? Разумеется, нельзя, поскольку мы не можем знать о том, существуют ли электромагнитные волны вообще, что такое длина и частота – ведь мы воспринимаем их просто как цветное пятно. Но! В большинстве случаев это работало, и почему мы, собственно, должны сомневаться в работе этого механизма после стольких лет проверки?

Конечно, может оказаться, что свет с длиной волны, который должен по идее восприниматься как красный, будет воспринят как синий. Если это сделал один человек, можно все списать на то, что свет, который он увидел, был субъективен по отношению к нему. Но если это увидели сто человек, уже имеет смысл задуматься – либо неправильно работает прибор, либо ложна сама его идея.

Но есть ли смысл сомневаться в работоспособности прибора до того, как “парадокс” был обнаружен? Вообще говоря, нет. Если у нас нет способа проверить нашу догадку о неправильности работы прибора, нет этого самого “парадокса”, то все суждения на эту тему являются пустословием – поскольку они не могут быть объективно подтверждены. Как только парадокс возник – возникло и опровержение теории. А пока большинство людей воспринимают мир примерно так, как показывает прибор, и на основании “подхода большинства” прибор можно использовать как независимый верификатор. Фактически прибор – это верификатор, проверенный многими людьми, и призывая его на помощь, мы тем самым призываем на помощь опыт этих людей.

Этот опыт, конечно, может оказаться ложным, и история прекрасно знает моменты, когда теории были низвегнуты со своих позиций. Так, исследование скорости света показало, что классическая механика Ньютона не полна, и появилась другая, релятивистская механика. Когда поняли, что гипотезы Птолемея не убедительны, возникла гелиоцентрическая система Коперника и так далее. Таким образом развитие происходит, новые факты и новые противоречия ширят наши представления о реальности.

Однако хочется заметить вот что. Эффекты, которые окружают нас в повседневной жизни, довольно долгое время пребывают без изменений. Камень падает на землю. Открыть дверь проще, если приложить руку к ручке, а не к косяку. Кипяток горячий, можно обжечься. И так далее. Классическая механика, открытая Ньютоном, безусловно неполна. Однако для земных, “маленьких” целей она почти всегда более чем достаточна. И обобщение опыта, накопленного людьми за тысячи лет настолько убедительно, что нет никакого смысла отказываться от него без убедительных, объективных доказательств наличия противоречия.

Магия и чудеса


Теперь у “чудесах” и магии. Маги часто работают в сферах, которые не изучены, по которым не накоплено достаточного опыта и не построено его обобщение. Никто до сих пор не знает, каким образом работает мозг, как именно происходит сновидение. Есть опыты, которые подтверждают наличие “пограничных эффектов” – случаи внезапного исцеления, когда медики только разводили руками. Случаи, когда исполнялось заветное желание. Случаи, когда два человека видели один и тот же сон. И маги пытаются работать с этими эффектами, поскольку они есть, и они не объяснены.

Но что касается “реальной магии” – левитации, материализации, оборотничества и так далее – тут можно серьезно спорить о том, есть ли этот эффект в принципе. Наблюдается ли он объективно, или это только наше воображение? Проще говоря, если человек способен превратится в волка, может ли он сделать это так, чтобы все люди восприняли это как превращение в волка? И, говоря о сложностях с восприятием, может ли человек сделать это так, чтобы фотопленка засвидетельствовала превращение? Является ли оборотничество объективным или субъективным фактом? Ответ на эти вопросы по большому счету отрицательны. До сих пор мы не имеем документальных свидетельств о наличии этого феномена. Иногда, правда, нас отсылают в глубины веков или в глубины джунглей, где живут всякие-разные нагвали, которые это умеют. Почему-то мне всегда в этом месте приходит на ум ситуация с таблетками от похудания. Чтобы убедить нас всех в том. что таблетки помогают, нам непременно скажут, что в таблетках экстракты какого-то дерева матьтвоютак из Южного Занзибара, а сами таблетки сделаны по технологии занзибарцев, которая дошла до нас аж с 14 века. Нам обещают нечто необычное, экзотическое – и потому мы верим, но правильно ли делаем? Почему с теми же таблетками нам показывают не графики исследований эффективности, а фотографии стройных занзибарцев на фоне дерева матьтвоютак? Не является ли это просто игрой на публику?

Иногда возражают, что, дескать, оборотням проявлять себя небезопасно. В интернете такие заявления вызывают, вообще говоря, громкий смех. Давно известно, что писать по электронной почте – все равно, что писать на заборе, и люди из компетентных служб могут выяснить автора письма (или форумного сообщения) очень даже просто. При желании докопаться можно до любого человека в сети. Какие тут могут быть разговоры о безопасности, я не понимаю…

Опять же, я не говорю, что оборотничества вообще не может быть – отнюдь. Да, этот эффект находится в серьезном противоречии с нашим опытом. Да, этот эффект необычен и его наличие заставило бы нас пересмотреть свои взгляды на природу и реальность под совершенно новым углом. Но почему мы занимаеся этим пересмотром до того, как оборотни предъявлены широкой публике? Что это нам дает? Нам это дает некую красивую теорию, не подтвержденную фактами, и смутное ощущение каких-то необычных возможностей. Не является ли это бегствоим от того, что нас окружает – в мир оборотней, ведьм, летающих на метлах и трехметровых монстров? Не попытка ли это выдать идеальный, субъективный мир за реальный?

Автор: Безымянный -- 10.9.2002 | 12:40 (MSK)


Завхоз: Magistr (c) 2000 - 2001



Боевая магия
Будь здоров
Восточная магия
Карма
Медитации
Ментал
Наговоры и заклятья
Отчёты
Практическая магия
Природная магия
Руническая магия
Случайные совпадения
Сновидения
Творчество
Философия
Фотоматериалы
Эксперимент